Энергетический кризис уничтожит промышленность Европы

24.10.2022
95
0
0.0
Европейские компании готовятся к долгой зиме, а их руководители и политики опасаются закрытия промышленных предприятий, пишет Finacial Times. Энергетический кризис может вызвать деиндустриализацию на европейском континенте.

Французская компания стройматериалов Saint-Gobain заказала для работников своего склада в альпийском городе Шамбери очень теплые куртки и перчатки, чтобы те предстоящей зимой согласились понизить температуру в помещении. Чтобы уменьшить потребление газа, температура будет ближе к восьми градусам Цельсия вместо обычных пятнадцати.

«Это будет все равно что работать на улице, и поэтому мы должны обеспечить их всем необходимым для такой работы во внешней среде», говорит старший вице-президент компании по производству Бенуа д’Ирибарн (Benoit d’Iribarne).

Понижение температуры в помещении — это не просто мера экономии издержек для многих промышленных компаний Европы, готовящихся к трудной зиме. Сегодня, когда после начала российской военной операции на Украине цены на энергоресурсы поднялись до невиданных высот, это уже вопрос выживания.

В европейском промышленном производстве работает примерно 35 миллионов человек, или около 15% трудоспособного населения. Ведущие промышленники ЕС предупредили в начале месяца, что энергетический кризис может иметь разрушительные экономические последствия.

«Резкий рост цен на энергоресурсы в настоящее время предвещает опасное снижение конкурентоспособности промышленных потребителей энергии в Европе», — говорится в письме лоббистской группы Европейский круглый стол промышленников на имя председателя Еврокомиссии Урсулы фон дер Ляйен и главы Европейского совета Шарля Мишеля. Если немедленно не предпринять действия по ограничению цен в интересах энергоемких компаний, «ущерб будет нанесен непоправимый», отмечается в этом послании.

Европейские промышленные компании стараются принять бравый вид, ведя речь о мерах экономии энергии, которые они принимают, и о других способах сокращения издержек. Кто-то возлагает надежду на уголь и прочие виды ископаемого топлива, надеясь, что это поможет пережить зиму, а кто-то с оптимизмом говорит о зеленой революции, которую ускорит кризис.

Но уже появились свидетельства того, что крупные компании сокращают производство в некоторых секторах из-за дефицита электроэнергии, хотя зима еще не наступила. А руководители предприятий по производству химикатов, удобрений и керамических изделий предупреждают, что они могут лишиться своей постоянной доли рынка и будут вынуждены перевести часть производства в другие страны, которые могут предложить более дешевые и надежные поставки энергии.

Европейские политики встревожены. «Мы рискуем вызвать масштабную деиндустриализацию на европейском континенте», — говорит премьер-министр Бельгии Александр де Кро.

 
Между тем, компании из таких секторов как металлургия, производство стекла, бумаги и удобрений, а также автомобилестроение, спешат сократить потребление, чтобы уменьшить колоссальные затраты на электроэнергию и подготовиться к зимнему дефициту газа на тот случай, если власти введут нормирование.

Многие находят весьма изобретательные способы сократить потребление энергии. Например, французская автомобильная компания Renault уменьшает время хранения краски в нагретом состоянии — ведь на долю этого технологического процесса приходится до 40% потребления газа.

Такие новаторские решения обещают в перспективе повысить эффективность технологий и производства на предприятиях. Но для начала эти предприятия должны пережить зиму.

Кто может, повышает цены. Кельнская компания Lanxess по производству продукции базовой химии и активных ингредиентов для фармацевтического рынка, увеличила основные цены до 35%, когда у нее начался резкий рост расходов на электроэнергию.

Но увеличением цен проблему нехватки газа не решить. Компания по производству бумаги и упаковки DS Smith отдала распоряжение своим предприятиям сократить потребление на 15%. Это добровольное сокращение, согласованное в июле странами-членами ЕС. Станки, которые между производственными циклами работали вхолостую, теперь будут выключать, а температуру в цехах станут снижать. «Если мы сделаем это и понизим температуру с 20 до 18 градусов, нам удастся существенно сократить потребление газа», — говорит генеральный директор компании Майлз Робертс (Miles Roberts).

Французский поставщик автозапчастей компания Valeo предложила своим предприятиям сократить энергопотребление на 20%, а также останавливать производство в выходные и понижать температуру в рабочие дни. Бельгийская компания по производству химикатов Solvay сообщает, что теперь ее заводы потребляют на 30% меньше газа за счет использования альтернативной энергии и подвижных бойлерных установок на дизтопливе.

Газ является самым важным источником энергии для европейских промышленных компаний. Но это также важное сырье, используемое в производстве химикатов и удобрений. В целом промышленность потребляет около 27-28% от общего объема поставок в ЕС, о чем рассказала заместитель директора программы газовых исследований из Оксфордского института энергетических исследований Анук Оноре (Anouk Honoré).
Исключить газ из многих производственных процессов очень непросто. Примерно 60% газа, идущего на промышленное потребление, используется в высокотемпературных производственных процессах при температуре 500 градусов и выше. Это производство стекла, цемента и керамических изделий. «При низкотемпературных процессах больше вариантов по топливу, так как можно использовать возобновляемые источники и тепловые насосы», — говорит Оноре.

По этой причине некоторые компании начинают использовать ископаемое топливо, а это создает угрозу планам ЕС по переходу на «зеленую» энергетику. Немецкая фармацевтическая и биотехнологическая компания Bayer в 2019 году объявила о своих планах полностью перейти на возобновляемые источники энергии. Но теперь она «на всякий случай» возвращается к нефтяному топливу, поскольку может не обеспечить свои потребности в тепловой энергии на производстве.

Автомобильная компания Volkswagen запасает уголь на две предстоящие зимы для своих электростанций в Вольфсбурге, отказавшись от перехода на газ, который она планировала в целях сокращения углеродных выбросов.

Но даже в низкотемпературных производственных процессах альтернатив в данный момент очень мало. Из-за летней засухи ограничены возможности гидроэлектроэнергетики, а устаревшие атомные электростанции Франции не в силах удовлетворить спрос, потому что их закрывают на длительное время для проведения ремонта и обслуживания.

Поэтому некоторые отрасли, столкнувшись с колоссальными ценами на электроэнергию и снижением потребительского спроса, решили, что в этих условиях лучше всего сократить производство.

По оценкам аналитиков из инвестиционного банка Jefferies, в последние месяцы было остановлено почти 10% сталелитейных предприятий Европы. Крупнейшая на континенте металлургическая компания ArcelorMittal ожидает в этом квартале 17-процентного снижения выпуска продукции на европейских заводах по сравнению с прошлым годом. Причиной стало сокращение производства.

Европейская металлургическая ассоциация Eurometaux сообщает, что все цинкоплавильные предприятия ЕС были вынуждены сократить либо полностью остановить производство, и что блок лишился 50% производства первичного алюминия. ЕС пришлось также законсервировать примерно 27% производства кремния и ферросплавов, и закрыть 40% печей.

Весьма чувствительный удар получил сектор удобрений, где в качестве сырья для производства аммиака используется природный газ. 70% производственных мощностей этого сектора выведены из эксплуатации, о чем сообщает ассоциация Fertilizers Europe. По оценке Goldman Sachs, 40% химической промышленности Европы грозит постоянное закрытие, если не удастся сдержать энергетические цены.

«В условиях стремительного роста цен на энергоресурсы мы постоянно пересматриваем производственные планы по всей Европе», — отметила в своем заявлении немецкая химическая компания Covestro.

Такая же ситуация складывается на предприятиях по производству пластмасс, керамических изделий и на других энергоемких производствах. По оценке консалтинговой фирмы Rhodium, на долю всего пяти отраслей приходится примерно 81% потребления промышленного газа в Европе: это химическая промышленность, производство основных металлов, таких как сталь и железо, производство цемента и стекла, нефтепереработка, производство бумаги и полиграфия.

В некоторых из этих отраслей временное закрытие предприятий не просто дорого обходится. Иногда остановить производство вообще невозможно, поскольку это выведет из строя оборудование.

Бенуа д’Ирибарн из Saint-Gobain рассказывает, что возможности для сокращения энергопотребления на заводах по производству стекла ограничены, потому что печи там должны работать непрерывно, дабы не застыло стекло. «Невозможно сократить потребление на 30%, потому что тогда придется закрывать предприятия, а это нанесет им ущерб. Для возобновления производства потребуется от шести месяцев до года».

Французской компании по производству стеклопосуды Arc International пришлось на это пойти. Обычно печи на ее заводе на севере Франции должны работать круглосуточно, и поэтому они потребляют половину от общего объема электроэнергии, закупаемой предприятием. Сейчас компания остановила две из девяти печей и продлила период технического обслуживания и ремонта еще у двух, потому что суммы в счетах за газ в этом году увеличились в четыре раза. Компания также пострадала от внезапного снижения спроса на часть продукции, рассказал ее директор Николас Ходлер (Nicholas Hodler). Из-за этого примерно треть работников два дня в неделю не работает.

Массовые закрытия предприятий вызывают опасения, что кризис дает новые возможности конкурентам из других регионов, где затраты на энергию ниже. «Снижение или прекращение экспорта, пусть даже временное, может привести к постоянной потере доли рынка», — говорит президент ассоциации итальянских производителей керамики Confindustria Ceramica Джованни Саворани (Giovanni Savorani). Она представляет интересы керамической промышленности Италии с торговым оборотом 7,5 миллиарда евро в год.

Европейские производители уже давно жалуются на неблагоприятные условия для конкуренции, возникающие из-за разобщенности на энергетическом рынке. В период с 2010 по 2020 годы цены на газ в Европе в среднем были в два-три раза выше, чем в США, на что указывает Международное энергетическое агентство.

Когда Россия начала сокращать поставки, этот разрыв увеличился до 10 раз.

«Нельзя импортировать удобрения за полцены от себестоимости», — говорит Якоб Хансен из Fertilizers Europe.

Торговая организация европейской химической промышленности Cefic отмечает, что с марта этого года Европа впервые стала чистым импортером химикатов как по объему, так и по стоимости. «Это вызывает серьезную обеспокоенность, — говорит генеральный директор Cefic Марко Менсинк (Marco Mensink). — Из-за расходов на энергию наша продукция в мире стала слишком дорогой».

Пытаясь не уступать конкурентам, некоторые компании расширяют производство на своих высокорентабельных заводах за пределами Европы. Генеральный директор Solvay Ильхам Кадри (Ilham Kadri) говорит, что ее химическая компания при необходимости может увеличить производство самой энергоемкой продукции на тех рынках, где ниже затраты. «Мы пытаемся расставить производственные приоритеты, — отмечает она. — Мы глобальная компания, и мы можем использовать свои производственные мощности за пределами Европы, компенсировав сокращение объемов на континенте».

Руководитель одной сталелитейной компании из Италии рассказывает, что сочетание больших расходов на энергию и европейского углеродного налога заставляет их задуматься о том, где лучше производить сталь, которая сейчас стоит 800 евро за тонну. «Цены на газ увеличивали стоимость на 40 евро (за тонну), а сейчас увеличение составляет 400 евро, — говорит он. — Если к этому добавить углеродный налог, общие затраты на энергию составят 600 евро. Поэтому нам имеет смысл переместить производство в Азию».

Компании по производству упаковки Smurfit Kappa и DS Smith возлагают большие надежды на увеличение поставок бумаги со своих фабрик в Северной Америке. «Сейчас мы завозим из США больше, чем в прошлом, — говорит Робертс из DS Smith. — Для производства бумаги нужно много энергии. В США доступнее сырье, а расходы на электроэнергию намного ниже».

Эксперты предупреждают: чем дольше компании будут вынуждены выводить производство из Европы, тем выше риск, что некоторые предприятия вообще никогда не вернутся. Оноре из Оксфордского института энергетических исследований рассказывает, что такое случалось и раньше.
«Когда газовые цены в Европе с 2010 по 2014 год были относительно высокие, мы стали свидетелями перемещения производства в регионы с более низкими ценами — на Ближний Восток, в Северную Африку и в США, — говорит она. — Спрос на газ в промышленной сфере так и не вернулся на уровень до финансового кризиса».

«Когда принимаются инвестиционные решения ... трудно требовать, чтобы компании вернулись, — отмечает один из руководителей Bayer Маттиас Бернингер (Matthias Berninger). — Если мы решим инвестировать в новое производство, это будет иметь последствия на десятилетия».

Тревор Хаузер (Trevor Houser) из компании Rhodium считает, что первыми жертвами могут стать малорентабельные и потребляющие много газа производственные фирмы, скажем, из сектора производства удобрений. «Экономические показатели у работающих на газе европейских производителей удобрений будут слабыми длительное время», — говорит он.

Опасность особенно велика в Центральной и Восточной Европе, где многие страны находятся в большой зависимости от поставок российского газа. В год Европа производит 45 миллионов тонн удобрений, и шесть миллионов из этого объема приходится на долю польской промышленности. Сегодня все пять ее заводов простаивают. Еще три миллиона тонн производили в Венгрии, Румынии и Хорватии, которые также остановили производство. В Восточной Европе остановлено 20 процентов от общеевропейского объема производства.

Венгерский производитель удобрений Nitrogénművek оказался среди тех, кому пришлось сократить объем выпуска продукции. Главный директор компании по развитию Золтан Биже (Zoltan Bige) предупреждает, что последствия от сокращения производства этой зимой могут оказаться катастрофическими. «Если мы не производим летом, запасы не появятся, — говорит он. — По всей Европе запасов на складах меньше, чем должно быть к весне, когда начинает расти спрос».

О долговременных последствиях закрытия предприятий в Европе станет известно спустя много месяцев. Однако сокращение выпуска продукции, такой как химикаты, сталь и прочие важнейшие сырьевые товары, уже вызывает беспокойство у тех, кто находится дальше в цепочке приращения стоимости.

Такие компании как Volvo и Bayer начали создавать запасы деталей и материалов на тот случай, если у поставщиков возникнут проблемы. «Больше всего нас беспокоят не цены на энергоресурсы, а наличие сырья, из которого мы делаем лекарственные препараты», — говорит Бернингер.
Перспективы зависящей от газа европейской химической промышленности, в частности, предприятия компании BASF в Людвигсхафене (это самый крупный химический комплекс в мире), вызывают глубокую озабоченность у некоторых промышленников. Комбинат в Людвигсхафене является ключевым поставщиком для производителей самой разной продукции, начиная с автомобилей и кончая зубной пастой. Это локомотив химической промышленности Германии.

«Если немецкая химическая промышленность остановится, то уже через три недели возникнут проблемы во всех европейских цепочках поставок», — говорит Менсинк из Cefic.

Германия занимает доминирующее положение в этих снабженческих цепочках, поскольку там работают промышленные гиганты типа BASF. Это значит, что в случае нормированной подачи газа в стране последствия ощутят даже те компании, которые находятся далеко от Германии.

«Если Германия не сможет осуществлять поставки ... цепная реакция возникнет во всей Европе», — говорит д’Ирибарн.

Немецкие компании, на долю которых приходится 27% от общего объема продаваемой ЕС промышленной продукции, оказались на передовой. В начале года свыше половины газового импорта поступало в Германию из России, причем более трети от общего объема спроса приходится на ее промышленность.

Недавно немецкое правительство выделило пакет помощи на 200 миллиардов евро, чтобы компенсировать огромные затраты домохозяйств и предприятий на электричество и отопление. Однако немецкие производители, такие как сталелитейная компания ThyssenKrupp, не исключают, что понадобятся радикальные меры, если кризис затянется.

Эта корпорация уже перенесла производство с двух своих заводов на флагманское предприятие в Дуисбурге, у которого собственная энергетическая сеть, и которое меньше зависит от природного газа. Компания заявляет, что она готова закрыть отдельные предприятия, если расходы на энергию будут и дальше расти.

«Затраты на газ и электричество ... создают угрозу существованию энергоемких отраслей, таких как сталелитейная промышленность», — заявляет ThyssenKrupp.

У других стран может и нет такого уровня промышленного развития, как у Германии, но их экономики и рабочая сила еще больше зависят от производственного сектора. Организация экономического сотрудничества и развития отмечает, что у Польши, Чехии, Словакии, Австрии, Словении, Швеции, Финляндии и северной Италии самая высокая доля занятости в уязвимых газоемких отраслях.

Все эти страны срочно пытаются помочь своим предприятиям и населению, потому что становится все холоднее, и спрос на электроэнергию и отопление растет. Но многие компании смотрят вперед, на следующую зиму, отмечая, что тогда ситуация будет еще сложнее.

«В 2022 году были решающие объемы из России, — говорит Биже из венгерской компании Nitrogénművek. — Если всего этого не будет, следующей зимой (2023-2024 года) картина будет весьма пессимистическая. Доля новых источников газа увеличится, но инфраструктура будет отставать».
Ходлер из Arc International заявляет, что возможностей для роста цен в следующем году будет мало. «Главный вопрос заключается в том, будет ли в 2023 году существенное увеличение затрат на энергию, — говорит он. — Мы не сможем переложить все эти дополнительные расходы на плечи потребителей, если не будет значительного увеличения объемов».

Но есть и такие, кто считает, что в результате кризиса появится более сильная и экологичная промышленная база. Компании Saint-Gobain, Solvay и Smurfit Kappa рассказали Financial Times, что они ускоренными темпами реализуют планы по энергетическому переходу, которые были разработаны еще до начала российской военной операции. Генеральный директор Smurfit Kappa Тони Смурфит (Tony Smurfit) говорит, что его компания «расходует в три раза больше того, что мы потратили бы» в рамках прежних планов. Так что основания для оптимизма все же есть. «Это приведет к ускорению зеленой революции. 50 лет назад у зеленой энергетики не было никаких шансов, а сейчас есть. Я думаю, благодаря этому Европа станет очень зеленой».

Подробности читайте на Фразе: https://fraza.com/stenograms/317537-energeticheskij-krizis-unichtozhit-promyshlennost-evropy
Аватар enr091 Наталия Ришко
Журналист/Midgardinfo



Комментарии (0)
avatar