Технологии похожи на эксперимент над детьми. Пора ли забирать у своего ребенка смартфон

05.09.2020
102
0
0.0
Государственные школы в Америке до сих пор наполняют классы гаджетами с экранами. Даже предлагают полностью «оцифрованные» дошкольные заведения. Тем временем богачи полностью избавляются от экранов в классах. Компания «Профпереклад» подготовила перевод материала.

Перевод от

В Оверленд Парк, штат Канзас, взбунтовались родители. Попытавшись отлучить детей от гаджетов, они поняли, что их слишком мало для такой инициативы. Во-первых, никому не хочется, чтоб ребенка травили за то, что у него нет телефона. Во-вторых, забрать телефон у школьника – и впрямь непосильная задача.

«Мы начали собрание со слов: “Да, это трудно, для нас всех это новая область, но кто еще сможет нам помочь?” – поясняет Криста Боан, возглавившая в Канзас-сити программу START (Stand Together AndRethink Technology – «Переосмыслим технологии вместе»). – Уж наши собственные родители нас точно не спасут».

В последние полгода около 150 человек собираются по ночам в школьных библиотеках в пригороде Канзас-сити, чтобы обсудить, как оторвать детей от гаджетов.

Эта проблема — совсем новая

Не так давно все переживали, что у богатых учеников раньше появится доступ к интернету, они приобретут навыки работы с техникой быстрее. Якобы это приведет к появлению так называемого диджитал-разрыва – когда одни умеют пользоваться современными технологиями, а другие и телефона в руках не держали.

В школах учеников просят делать домашние задания в режиме онлайн – при том, что широкополосный интернет в США есть далеко не у всех (примерно у двух третей пользователей). Однако сейчас в Кремниевой долине родители все сильнее паникуют и переводят детей на жизнь без экранов. По их мнению, влияние гаджетов скорей негативное.

Теперь мы наблюдаем новую волну беспокойства о диджитал-разрыве. Вполне возможно, что дети из низшего и среднего классов вырастут в сопровождении экранов. А вот дети элиты из Кремниевой долины вернутся к деревянным игрушкам и роскоши взаимодействия с другими людьми.

Уже появились первые звоночки. В зажиточных районах на первое место выходят «олдскульные» дошкольные учреждения с играми вместо гаджетов, тогда как в Юте разворачивают государственную программу детских садов в режиме онлайн. Причем, в этой программе обслуживаются уже примерно 10 000 детей.

Организаторы объявили, что эта программа будет расширяться в 2019 году, и федеральные гранты получат штаты Вайоминг, Северная Дакота, Южная Дакота, Айдахо и Монтана.

Разрыв между бедными и богатыми

Подростки из низших сословий проводят в среднем 8 часов в день в компании экранов для развлечения. Более обеспеченные – около 6 часов (по результатам исследования Common Sense Media). В этом исследовании каждый экран посчитали отдельно – если ребенок целый час отправляет смс-ки с телефона и при этом смотрит телевизор, исследователи записали два часа «экранного» времени.

Также есть два исследования, рассматривавшие, помимо прочего, еще и расовый компонент. По их результатам видно, что белые дети проводят с гаджетами куда меньше времени, чем афроамериканцы и латиноамериканцы.

По наблюдениям родителей, между государственными и частными школами даже в одном районе уже заметен технологический разрыв.

Взять, к примеру, частную Уолдорфскую школу, популярную среди руководителей Кремниевой долины – здесь от экранов по большей части отказались. А тем временем в соседней государственной школе Хиллвью вовсю продвигают программу 1:1 iPad.

Вернуть детей в реальный мир становится сложнее

Психолог Ричард Фрид написал книгу об опасностях гаджетов для детей и о том, как вернуть их в реальный мир. Сейчас он читает лекции в Кремниевой долине и параллельно ведет клиническую работу с малообеспеченными семьями.

Родители, которые приходят к нему, чаще всего впервые слышат о вреде гаджетов. Они и не догадывались, что ограничение доступа к экранам может помочь решить проблему невнимания и поведения детей.

«Сегодня я, к примеру, выступаю перед своими читателями в Пало Альто, а завтра я в Антакье – и там люди ни разу не слышали о подобных рисках до моей лекции», – поясняет Фрид.


Главным предметом его возмущения являются корпоративные психологи Кремниевой долины. Они консультируют разработчиков, как создать инструменты, вызывающие феноменальное привыкание.

Многие хорошо натасканы в области навязчивого дизайна (или как повлиять на человеческие реакции через экран). Например: автоматическое воспроизведение следующего видео на YouTube; азарт при постоянном обновлении своей странички в Instagram в ожидании лайков; Snapchat Streaks (серияснимков, которыми можно обмениваться до бесконечности).

«Диджитал-разрыв подразумевал разные возможности доступа к технологиям. Но теперь, когда доступ есть у всех, возникает новый разрыв – в ограничении доступа», – подчеркнул Крис Андерсон, бывший редактор журнала Wired.


Технология как величайший социальный эксперимент над детьми
Родители, педиатры и учителя по всему миру начали бастовать против всех этих нововведений.

«Эти компании солгали школам и лгут родителям, – заявляет Наташа Бургерт, педиатр из Канзас-сити. –Нас всех обманывают. Наши дети, включая и моих, стали объектом величайшего социального эксперимента. Что будет с моей дочерью, если она не умеет даже общаться за ужином? Как ей найти себе мужа? Как она будет проходить собеседование, чтобы найти работу?»

«Среди моих пациентов уже есть семьи, которые начали трезветь, – отмечает она. – Мол, все, с нас хватит».


Браунсбергеры – одна из таких семей, давно запретивших смартфоны, а теперь еще и смарт-телевидение с выходом в интернет. «Мы все убрали, сняли телевизор со стены, и я отменила подписку на кабельное телевидение, – пояснила Рейчел Браунсбергер, мать двух мальчиков 11 и 8 лет. – Да, знаю, звучит дико!»

В этой семье детям не дают телефоны. Однако и Рейчел, и ее муж обнаружили, что даже кратковременное взаимодействие с гаджетом меняет поведение их сыновей. Их старший сын, которому диагностировали СДВГ (синдром дефицита внимания при гиперактивности), начинает психовать, едва у него забирают телефон. Такое поведение обеспокоило родителей.

В его списке подарков на рождество – игровые приставки Wii, PlayStation, Nintendo, ноутбук MacBookPro и айфон.

«Я сказала ему, что он не получит ничего из этого списка, – поясняет миссис Браунсбергер. – Да, я мать-ехидна».


Впрочем, они не одиноки: в их районе все остальные родители делают то же самое. Это приносит некоторое облегчение.

«Да, здесь требуется поддержка всего района, – говорит она. – Вчера, к примеру, я жаловалась соседке, потому что мне казалось, что я худшая мать в мире».


Мисс Боун ведет три пилотных группы, по 40 родителей в каждой. Они ищут эффективные методы, как снять детей со смартфонной иглы, при поддержке Торговой палаты Оверленд Парк. В мэрии тоже работают над внедрением элементов «цифрового здоровья» в новые стратегии.

«Градостроитель и Торговая палата заявили нам: мы видим, как это влияет на наш город, – говорит мисс Боун. – Все мы хотим, чтобы наши дети были независимыми и сами регулировали себе время пользования гаджетами. Однако мы должны прежде научить их это делать».

Привилегия выбора
В Кремниевой долине всерьез тревожатся из-за растущего классового разрыва по времени взаимодействия с гаджетами.

Кирстин Стечер и ее муж-инженер в Facebook растят детей практически без экранов.

«Любопытно отследить, откуда возникла такая мысль. Возможно, из надлежащего информирования, потому что мы много знаем об экранах, – говорит она. – Или же это стало привилегией, когда оказалось, что экраны нам не так уж и нужны?

«Существует мнение, что ваш ребенок будет обделен и не угонится за сверстниками, если у него нет смартфона, – рассказывает Пьер Лоран, бывший руководитель Microsoft и Intel и нынешний член попечительского совета Уолдорфской школы в Кремниевой долине. – В этой части мира подобные заявления не очень-то приветствуют».


«Местные понимают, что все реально стоящие профессии крутятся вокруг больших данных и искусственного интеллекта. Но вы вряд ли станете в этом профи только потому, что у вас уже в четвертом классе был свой смартфон», – добавляет он.

Пока разработчики все чаще проявляют осмотрительность, бизнес процветает вовсю, пытаясь впарить экраны всем детям в мире. Apple и Google яростно соревнуются в поставках своих гаджетов в школы. Их целевая аудитория – школьники младших классов. Именно в этом возрасте формируется лояльность к бренду.

Компания Google опубликовала ситуационное исследование своей работы в школе Гувер-сити, штат Алабама. Там убеждены, что технологии помогают ученикам приобрести «навыки будущего».

Компания пришла к выводу, что ее инструменты Chromebooks и Google меняют жизни. «Администрация района верит, что может подготовить учеников к успешной карьере – нужно обучить их навыкам и дать необходимые знания, чтобы они стали успешными гражданами мирового общества».

Доктор Фрид, однако, считает, что применение этих инструментов в школах для малообеспеченных детей вряд ли пойдет им на пользу. Он видит разрыв каждый день, когда встречается с детьми, имеющими зависимость от гаджетов. Все они происходят из семей с низким или средним уровнем достатка.

«Во многих школах Антакьи нет нужных ресурсов для групп продленного дня. Родители не могут себе позволить няню», – поясняет Фрид и добавляет, что люди реально ничего не знают об опасностях технологий.


В августе доктор Фрид и еще 200 психологов подали петицию в Американскую психологическуюассоциацию. В этом документе они официально осуждают корпоративных психологов и создаваемый ими навязчивый дизайн для технологических платформ, которые разрабатываются для детей.

«Едва технологии впиваются в наших детей, отлучить их от гаджетов становится очень трудно», – говорит он.



Комментарии (0)
avatar