Семейное насилии: История одной семьи

03.10.2019
66
0
0.0
Энди и Соня консультировались со мной несколько лет назад по проблеме домашнего насилия. Когда Энди напивался, то становился агрессивным. И это продолжалось годами. Двое их малолетних детей были в опасности, поэтому подключились социальные службы, в том числе работник из организации для женщин, подвергающихся насилию. Все это было ужасно.

Когда люди слышат о подобном, часто бывают убеждены: проблема в Энди. На первый взгляд это так. Энди был взрослым, ответственным за свои решения мужчиной, потому заслуживал осуждения за свои действия. Некоторые из них были попросту низкими и непростительными.

Хочу внести ясность: наше обсуждение никоим образом не преследует цели оправдать поведение Энди. Его эмоциональная реактивность, способ «крика» терроризировал тех, кого он любил больше всего на свете. Ничто не может оправдать это.

Итак, когда они впервые пришли ко мне, оба считали, что проблема в Энди. И сам он верил, что это полностью его вина. У Энди несколько дней назад случился очередной приступ гнева, и теперь он стыдил и обвинял себя, горячо извинялся и обещал, что больше никогда не причинит боли своей любимой. Даже добровольно вызвался пройти курс лечения.

К чести Сони, она использовала этот период, чтобы обратиться за лечением. Но, как почти каждый в ее ситуации, что, как вы думаете, она хотела от этого лечения? Конечно, помочь в исправлении Энди. Она любила его и хотела ему верить; Соня чувствовала, что нуждается в нем. Он был кормильцем семьи, отцом ее детей и, хотя она не вполне это понимала, ее… проектом. С первых дней их отношений она была «правильным» партнером, тем, кто все улаживал, и пока муж не выходил из себя, он был для нее идеальной, подходящей половинкой. Когда она сказала: «Я обязуюсь» — это было обещанием спасти мужа и навсегда изменить его.

Таким было ее участие в паттерне. Согласно этой роли, она должна была все исправлять, представляя собой невинную жертву. Она пассивноагрессивно пыталась спасти Энди, заставив его искупить свои грехи. Только она его понимала, лишь она могла защитить от него своих детей и только она, как его лучшая половинка, могла его «исправить». Такова была позиция Сони, когда пара пришла ко мне. Все дело в Энди. Она не делала ничего, лишь была ему превосходной женой. Она нуждалась во мне, чтобы я раз и навсегда помог его исправить.

Однако после нескольких наших занятий Соня начала сосредотачиваться на себе; стала критически относиться к некоторым своим поступкам. Она начала видеть свою роль в паттерне: усилия по исправлению Энди заставляли ее верить, что она способна изменить его поведение, чему он, понятно, сопротивлялся. Когда он поступал так, Соня слишком быстро прощала его из-за эмоциональной потребности в муже — и не обращала внимания на тревожные признаки того, что он вновь собирается бушевать. Недостаток ее веры в собственную индивидуальность и ценность привели к тому, что она предпочитала прятать синяки и отказываться от реальной помощи.

Я знаю, о чем вы думаете. Что ей просто следовало отыскать в себе немного самоуважения и навсегда оставить этого идиота. Но все не так просто. Особенно в таких обстоятельствах, в которых находилась эта женщина. Соня построила семью с этим мужчиной, и их жизни настолько переплелись, что попытка освободить себя и детей привела бы к существенным финансовым трудностям и продолжительному судебному процессу. Кроме того, она все еще хотела изменить свой брак; не желала просто выбросить десять с лишним лет совместной жизни и начать все заново. К тому же Энди действительно начал меняться. С тех пор, как стал работать со мной, начал выполнение 12-этапного реабилитационного плана, вновь стал посещать церковь и прошел индивидуальный курс терапии, ориентированный на его ужасные отношения с отцом.

У этой пары была явная надежда, поскольку каждый из них сосредоточился на себе. Они начали видеть свои проблемы, выраженные явными паттернами, и идентифицировать свои роли. И, что лучше всего, стали тренировать личностные возможности, успокаивать себя и противостоять ложным установкам, чтобы измениться для общего блага.

Однако паттерны сильны. Особенно такие реактивные и укоренившиеся, как у Энди и Сони. И однажды, когда оба были не в лучшей форме, Энди начал пить, а Соня — пытаться удержать его от этого. Никто не знает, кто начал первым, но можете вообразить, что случилось потом. Соня принялась жаловаться, что работа терапевтов оказалась бесполезной, а Энди начал сердиться.

Он стал повышать голос, а она начала утихать. Соня принялась отступать и съеживаться, а Энди — преследовать ее. Паттерн привел их в спальню. Понятно, что Соня теперь пыталась избежать этой ситуации. Энди хотел вызвать ее реакцию и, как обычно, поставить себя в выгодное положение. Они двигались по знакомому сценарию: Энди уже занес руку, а Соня повернулась к нему спиной, чтобы защитить себя.

А потом что-то произошло: то, что могло бы изменить их жизнь.

В момент, когда привычно следовал удар, Соня предприняла нечто совсем другое, чем обычно. Она храбро сделала «Я» шаг, достойный запечатления в истории. Она вдруг выпрямилась и повернулась к мужу. Затем сделала шаг к своему агрессору, посмотрела прямо ему в глаза, стоя под его поднятой рукой, и объявила ему вновь обретенную правду.

«Знаешь, что я поняла? — спросила она, сделав еще один шаг. — Я вдруг поняла, что ты мне больше не нужен».

«ЧТО?! — с болью и недоверием вскричал Энди. — Я тебе больше не…»

«Но я все еще хочу быть с тобой», — прервав его, Соня сделала еще шаг к мужу.

Ее слова были встречены молчанием. Оба просто стояли и смотрели друг на друга, ошеломленные происшедшим. Никто не знал, что делать дальше, потому что ни один из них прежде не сталкивался с этим видом близости. Затем Соня сделала следующий шаг.

«Я хочу настоящего тебя… Я хочу тебя, но не такого», — она указала на его сжатый кулак.

Глубоко потрясенный, Энди опустил руку и заплакал.

Соня стояла так несколько мгновений, заставляя себя оставаться на месте. Она мужественно сопротивлялась желанию успокоить Энди. Затем спокойно обошла его и покинула комнату. Паттерн был прерван в наиболее напряженном моменте, как только один партнер решился на самопредставление.

Вы можете задать резонный вопрос: какого дьявола она все еще была с этим парнем? Как уже было сказано раньше, Соня построила жизнь и семью с этим мужчиной. И мы не будем разбираться в этом. Она имела свои причины и несла полную ответственность за них. И как только самоуважение заставило ее прекратить нуждаться в муже, она открыла для себя, что по-прежнему желает быть с ним.

Понятно, я не был свидетелем этой сцены. Я услышал это от них на следующий день. Именно Энди был тем, кто рассказал бо́льшую часть истории. Я никогда не видел его настолько открытым, счастливым и откровенным. Он сообщил, что никогда не испытывал таких сильных эмоций, как в те несколько мгновений между словами жены о том, что он ей больше не нужен, и тем моментом, когда она сказала, что все равно хотела бы быть с ним. Сначала он испытал сильнейшую боль, затем глубокую печаль и, наконец, радость. Верите, он выглядел другим человеком.

И Соня, по сути, изменилась. Вновь обретенное самоуважение заставило светиться от гордости. Невероятно смелый поступок, когда она представила себя, остановил ужасный паттерн на подходе и привел обоих к новому витку отношений.

Теги:семьи, семейное, История, насилии:, одной


Читайте также

Комментарии (0)
avatar